Неки, фурики и просто хентай

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Создатель

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Не буду скрывать, это всецело мой потуг "творчества", просто что то вот навеялось, вопрос недоизученый, так что думаю сильно пинать будет не за что, даже если немного где приврал, да и все таки все у нас здесь возможно. Так что любые коменты, поигрывания интелектом и попытки вторгнутся в личное фантазийное пространство писателя приветствуются.

0

2

В комнате стоял полумрак и заметная прохлада, как он изначально и хотел. Мягкий темно синий свет казалось лился из неоткуда, чуть наполняя собой свободное пространство, однако он не знал наверняка каково оно, это пространство комнаты, быть может то, что он «мог» различить в слабом свете было на много больше на самом деле, хотя понятия реальности и вымысла здесь уже не имели различий, его мозг все еще цеплялся за них, дабы обрести хоть какую то слабую, но все же связь, с изначальной реальностью мира, теперь кажущимся таким далеким, хотя и находящимся в принципе за дверью за его спиной. Однако в этом он тоже не мог быть полностью уверенным, ибо в его старой квартире дверь уходила теперь в стену, которая была в ширину в лучшем случае с пол метра, а за стеной же должны были жить соседи, но то помещение, куда он вошел через эту эфемерную дверь и где теперь находился врядтли находилось в хоть какой то материальной близости с жилищем его соседей.
Ветер слабо обдувал его, чуть трепал волосы и развивал распахнутую рубашку на нем, в мозгу промелькнула опасение о простуде, но была сразу отогнана подальше, в силу своей несравнимости с происходящими «проблемами». Он уже слабее представлял, зачем он здесь, но все еще надеялся довершить задуманное.
Наконец собравшись с мыслями, он вызвал подобие креста из дерева, но не такого, который по преданию был предназначен библейским мученикам, а обыкновенного крестика, которым бы можно было бы сыграть в крестики-нолики, однако чуть завалившегося набок и «стоящего» на двух «лапах». На концах «лап» располагались какие то подобия ремней, наверное, крепких, так как, в конце концов, единственное сравнение, которое приходило к нему в голову на счет конструкции, было что то из разряда садо-мазо. Однако дальше его мысли не зашли, ибо сейчас это было не самым важным, и он просто продолжил.
Однако теперь он задумался серьезно, ибо в теории все казалось гораздо проще, теперь же он не знал, что делать дальше. Он было хотел создать идеальную самку, в том как он ее видел, однако понял, что создать с нуля что-то, что бы могло выполнять функции мозга, знаний ему не хватало, он конечно успокоил себя, что скорее всего никто в мире еще не смог бы это сделать, будь у него сила на это, но от этого не стало много легче. К тому же создание тела в целом, и каждого органа в отдельности было бы не многим легче для него. Он знал что такое сердце, где в теории оно должно находится, но как работать на практике, какая стенка какого желудочка должна быть какой толщины, из чего состоять ткань, как «крепится» и какие сосуды в принципе должны от сердца отходить и куда… этого он представить уже не мог.
Поразмышляв над этим пару минут, он не смог найти лучше выхода из ситуации, а потому вышел в дверь за его спиной.
В комнате за его отсутствие ничего не изменилось, ему было интересно текло ли в момент его отсутствия время, однако «уходя» он не взглянул на часы, а потому думать об этом ему не хотелось.
Он просто вышел из комнаты, а затем и из квартиры. Спустился со своего четвертого этажа на первый и позвонил в одну из двух квартир. Подождал, никакого ответа не было. Отчаяние начало захлестывать его, однако преодолев его он вдруг вспомнил о том, что Алена могла сейчас просто спать и не слышать звонка… подумав еще немного он не захотел ее будить, а потому дверь просто открылась и он как можно тише зашел в квартиру. Здесь все ему было более или менее знакомо, потому он не стал отвлекаться на созерцание, а просто завернул в самую первую комнату, которая и принадлежала Алене, и взглянул на постель у окна. Она лежала на боку на заправленной постели, вся уличная одежда была на ней, только какие то туфли валялись неподалеку, глаза были закрыты.
Он никогда прежде не видел ее спящей, и в принципе был рад, что она не была раздета или на ней не было начнушки, потому как не был уверен, что смог бы удержатся от каких либо активных действий, будь все не так, как было. Терять много времени он не хотел, потому отвлекшись от созерцания спящей постарался сконцентрироваться. Но это оказалось не столь уж легко, в первую очередь потому, что он просто не знал что именно нужно делать, а во вторых его переполняло нетерпение.
Лишь через пару минут, чуть отдышавшись он смог успокоится и наконец закрыв глаза смог «войти» в ее сознание, ее душу и тело. Он стал запоминать все, из чего она состояла, как она думала, как чувствовала, из чего состояла ее тело в малейших подробностях. Большинство из этого он не надеялся запомнить сразу, потому откладывал в дальнюю часть памяти, что бы затем просто воспроизвести, хоть и не понимая до конца смысла. Много хорошего и не очень он открыл для себя в Алене, что то он не знал вовсе, о чем то подозревал, чего то боялся. Так он смог наконец узнать, что ее чувства к нему недостаточно сильны, хотя еще меньши они к ее нынешним и прошлым «ухажерам», узнал все ее большие и маленькие секреты, узнал что в детстве она сама написала те обидные слова на двери в подъезд, которые его потом заставила отмывать ее бабушка, думая что написал их он, узнал к сожалению много того, чего знать не хотел, однако скрыть он не мог ничего, ничего отторгнуть или не обратить внимание, потому как боялся пропустить любой нюанс, запоминая все, до малейших подробностей.
Закончив он просто открыл глаза, в комнате было все как и прежде, она все так же лежала на кровати с тем же выражением лица и в той же позе, и он был практически уверен, что она никогда не узнает о его «вмешательстве». Затем он просто отвернулся и вышел, закрыв за собой дверь в квартиру. Поднялся на свой этаж, и направился к «сверхъестественной» двери. Полумрак столь же охотно впустил его в себя и затворил дверь за ним.
Он не стал более думать и приступил к созданию своей идеальной самки. Для начала он полностью воссоздал Алену, постепенно доставая из глубин памяти все, что увидел в ней и воссоздавая это. Создал биологическое тело, со всеми органами, создал мозг, воссоздал сознание и подсознание, а так же все функции, воспоминания и мании, что были у настоящей Алены. Закончив он открыл глаза, перед ним стояла Алена, даже не голая, а в той одежде, что он ее недавно видел. Глаза ее были закрыты, она не двигалась… и похоже даже не дышала. Последнее его насторожило. Закрыв глаза он постарался заставить ее дышать, но не смог. Проверил всю дыхательную систему, но все было на месте и в идеальном состоянии, однако не функционировало. Попробовал проверить всю остальную биологию, и не найдя никаких отклонений от образа в своей памяти углубился в более эфирные слои .однако ни в памяти, ни в сознании не смог найти «пропусков».
Повторные попытки «запустить» так же не возымели успеха. Отчаяние вновь стало переполнять его, злость на самого себя и на тело, стоящее перед ним поднималась из глубин, сжав кулаки он опустился на пол и закрыл глаза. Дыхание начало постепенно выравниваться, а гнев утих. Посидев еще немного он задумался о ситуации, однако она показалась ему безвыходной. Он постарался отрешится от того, что есть и задумался, что же мог пропустить, в теории все казалось простым и было идеальным, однако тело перед ним не хотело стать человеком.. Не найдя другого выхода он постарался сравнить тело и самого себя. Поначалу ничего не было заметно, биология отличалась только лишь в деталях и по половым признакам. Но через какое то время после сравнения сознаний начали всплывать какие то необычные пустоты в теле, у него были воспоминания, было самосознание, однако это было на первый взгляд, после же сравнения с собой ее воспоминания и сознания стали больше походить на набор или список, описывающих структуру, но неподходящие для ее действия и управления. Отсутствовал какой то важный элемент, который должен бы был собрать все воедино и сам запустить и управлять системой, однако этого элемента в теле не было.
Спускаться в квартиру Алены он не захотел, в принципе он был уверен в том, что это ничего не даст, да и было в общем то лень и какая то обида в душе на нее, за то что она не предоставила все, что ему было нужно. Потому он просто попытался найти недостающие части в себе. Однако через какое то время понял, что полностью технический подход ему на самом деле не помогает, а только мешает вникнуть в суть упущений и он стал просто искать хотя бы отдаленные признаки своей, как он назвал недостающий компонент, «души», стараясь хоть как то отделить его от всего остального, что ему опять же не удалось. Провалившись и на этом фронте он вновь приуныл, однако за время «исследований» он начал допускать один возможный вариант решения проблемы. Поначалу это казалось ему слишком сложным и закрадывались сомнения в успехе, но теперь. Когда больше он ничего сделать пока не мог, обратился к этому способу.
Он стер все, не относящееся к биологии из тела, и постарался перенести свою душу и сознание в него, при этом по возможности заменяя свои воспоминания и осознание, Алениными, которые все еще хранил в глубине памяти. Однако некоторые части и связи он не мог охарактеризовать, не понимал как они существуют и действуют, потому просто копировал их из себя в тело, лишь в отдельных аспектах изменяя то, что понимал и мог изменить. После же окончания «записи» в новое тело всего, что было можно, ему показалось, что он почувствовал какие то шевеления в теле, что то постепенно приходило в действие, но как то вяло, потому не найдя выхода лучше, он стал руководить действиями души тела, как бы показывая как нужно действовать, как отдельные процессы действуют и автоматизируются. Чем то это походило на игру с младенцем, или же с тем, кто слабее и глупее тебя, в это время он чувствовал себя даже более могущественным, чем когда просто создавал органику и «записывал» в него душу. Наконец тело начало делать более осмысленные действия и опираясь на воспоминания и матрицу сознания в себе, ОТКРЫЛО ГЛАЗА.

0

3

Ты прав, пинать не за что)))
Я бы даже сказал, придраться не к чему)))
Однако не помешало бы более полно это всё описать. Что, откуда и зачем.
А так кажется чем-то вырванным из контекста.
В общем - дополни вступлением и , по желанию, заключением.
Идея то, похоже, интересная.

0

4

Описание идет именно так, как и задумывалось изначально, так сказать нагнетается атмосферность и придается определенный шарм. (бе. бе. бе)
Просто все факты подаются не напрямую, а домысливаются и плавно вытекают одни из других, (что бы, так сказать, жизнь медом не казалась))) ) согласен, произведение не для всех, многие не поймут, кому то, что то не понравится, но мой ответ на это все уже не раз звучал.
Ну может быть по окончанию всего и будут разжевывания некоторых моментов, или же дополнительные описания обстоятельств, для расширения картины происходящего, но все это будет не сейчас. К стати, если не понятно, произведение еще не закончено, в принципе конечно не собираюсь делать многосерийный сериал, как к примеру у Comana, просто изначально идея была гораздо короче и скомканее, после же начала написания она оформилась более четко и появились новые моменты, потому за один день, а вернее за один прилив креатива, все описать неудалось.

0

5

Хмммм, хотел побольше написать, но надо еще кучу работы сделать до завтра, так что пока остановился где то между...

0

6

Поначалу оно ничего не делало, просто стояло и глазело, либо в темноту, либо на него… он не мог сказать в точности, потому как ее взгляд был неосмысленным, какой бы мог бы быть у умалишенной или робота. Однако через некоторое время ее взгляд обрел что то и переместился на него, долго всматривался в чуть различимые контуры его лица, тела, одежды, постепенно выявляя наверное что то знакомое и изменяя выражение лица.
Да, ее лицо явно изменялось, однако он не мог сказать в точности, какое выражение оно собиралось принять, род то чуть растягивался, то округлялся, но выпучивая или втягивая губы, мышцы по всему лицу двигались, но не останавливались, казалось изменяя многие и многие выражения, но не находя подходящего. Затем остановившись, казалось бы, на подобии улыбки, открыло рот. Но издав непонятный звук, замолкло. Поворочало губами, и вновь открыв рот, протянуло:
- Мииишааа. – Назвала его по имени новая Алена, коверкая звуки и непонятно шипя и выдыхая.
Она видно удовлетворенная уже этим достижением, затянула была что то еще, но осеклась и со страхом посмотрела ему в глаза.
- Чтооо, со мнооиии! – Скорее не спросила, а утвердила она. Затем завращала глазами и попробовала осмотреть себя, но теряя равновесие начала заваливаться на бок.
Удовлетворившись немного результатом, он подскочил к  новой Алене и поддержал ее в прямом положении.
- Как ты себя чувствуешь? – Прошептал он ей на ухо, заметив что даже пахло от нее в точности, как от настоящей.
- Странннооо. – Все еще протягивая звуки, ответила Алена. – Ии почеемутто головвааа кружит… ся. Аа где мыиии? – Прибавив, она стала озиратся по сторонам, стараясь разобрать что нибудь в полумраке.
- Все нормально Успокойся. Все будет хорошо. – Стал он успокаивать Алену. –А ты чувствуешь что ни будь не так в себе?
Она вновь посмотрела на него, изучая лицо, глаза. Затем отвела взгляд и видимо задумалась.
- Нне знаюууу, но что то не так, как всегда. – Она вновь посмотрела ему в глаза, уже с явным вопросом. – Это ты, что то сделал.
Она перестала растягивать звуки и теперь ее произношение так же был почти как у настоящей. Она продолжала смотреть на него, все еще ожидая ответа. И он решился все ей рассказать, а заодно и проверит ее реакцию.
- Да, это я. Теперь мне все возможно, смотри. – Она поднес ладонь поближе к ее лицу и на ней, оформляясь из воздуха постепенно стал формироваться какой то предмет.
Наконец воздух принял форму шар. Он сжал его двумя пальцами, показывая что тот из резины. Затем проткнул одним пальцем и из шарика потекла какая то красная жидкость. Она загорелась и сжавшись до уголька совсем исчезла.
Алена продолжала смотреть на его ладонь. Он отвел ладонь и убрал за спину. Она пару секунд все еще смотрела в пустоту, где была ладонь, затем перевела взгляд на него.
- Ты что, фокусник? – Ее слова больно отозвались в нем, сменив безразличие на лице на злость, он хотел было создать какое то животное, например кролика, а затем убить его… но вспомнил, что без «знаний» у него в худшем случае получится кусок мыса, а в лучшем, какой ни будь мутант, и злость прошла.
- Дура ты, и всегда ею была. И парней всегда себе таких же идиотов выбирала. – Сказал он в пустоту, а затем прижал ее губы к своим.
Раньше он никогда еще не целовался понастоящему, потому не знал, как делать это правильно, просто прикоснулся к ее губам и постарался проникнуть ей в рот языком, она же просто ответил и их языки сплелись. Теперь он мог сделать с ней все, что бы захотел, но он не хотел ничего, а потому просто оторвался от ее рта. И отвернулся, вытирая губы. Первый раз в жизни ему было все равно, что она там думала. И он просто отстранился от нее, но не заставил ее уснуть и не сделал ничего другого.
- Я видел, что ты думаешь обо мне. Да, может быть я и недостоин тебя, теперь уже все равно. Ты все равно не настоящая. Сейчас ты спишь в своей квартире, а то, что я вижу перед собой, лишь копия, которую создал я сам, и могу теперь сделать с тобой все что захочу… но я не хочу от тебя ничего. Может я дурак, может я сам виноват, что мы не стали близки, но ты тоже ничего ради этого не сделала, а потому… - Он замялся, не зная, что еще может сказать.
Его взгляд блуждал вокруг нее, не смотря в ее лицо. Он не знал, что он хочет сейчас, что бы она просила прощения, или что бы плюнула в его сторону, ему было уже все равно. Сердце его, учащенно бившееся до этого, начало успокаиваться, и он поднял глаза на нее.
- Если бы ты меня приняла, я бы всегда был с тобой, только с тобой. Но теперь уже ничего не изменишь. Я могу заставить тебя, но… это не мое. Потому просто… прости. – Она упала на «пол» и больше не шевелилась.
Он не успел понять, что было в последний миг на ее лице, он слишком думал что сказать, что сделать и как, и теперь он решил наконец продолжить, потому что узнав все, о ней, он не захотел ее принять такой, какая она есть, а изменить… На естественные изменения потребовалось бы слишком много времени и сил, а в искусственных он не был уверен, и просто был разочарован слишком сильно, что бы идти хоть на что то.
Его мысли метались в голове, о ней, о нем, о них, о том, что собирается делать дальше, обо всем, но одновременно не было главной. Он подошел к теперь безжизненному телу, поднял его и пристегнул к кресту. Она было легкой, даже слишком, но ему было неохота задумываться из-за чего именно, и он отогнал эти мысли.
Сначала он хотел было наделить ее воспоминаниями и чувствами других девушек, которым симпатизировал, но их он тоже не знал достаточно, потому просто решил прочитать и изменить все так, как ему бы захотелось. Он опустился на колени, а затем и совсем лег на «пол», что не мешало ему быть всецело в теле на кресте. Однако через довольно продолжительное время открыл глаза и уставился в мрак.
Он не знал, изменение каких чувств или знаний приведет к каким результатам, он боялся экспериментировать на полную, а потому решил действовать по другому. Понимая теперь более или менее как устроено все в голове, он решил продумать некое подобие теста, при выборе на каждый «вопрос» которого определенных ответов, он мог бы задать действия при определенных обстоятельствах, в наборе бы из которых и складывалась бы конечная личность, более или менее свободная от определенных рамок. Изучение в институте программирования частично помогло ему представить задачу и примерное решение, после чего связывая и задавая значение и задание определенным элементам, тут же создаваемых им в неком эфирном пространстве. Это натолкнуло его на идею, прочитанную когда то в одной книге, о том, что существует некоторый «общий» разум, или же пространство под него, в котором он теперь мог действовать более свободно, и распоряжаться подобно среде программирования, очень удобной, и известной ему в мельчайших деталях.
Создание «теста» заняло у него довольно много времени, в процессе он познавал довольно много нового о состоянии вещей, о том, как действует человеческое сознание, как реагирует и за счет чего существует, однако все это он не решился «записывать» в глубины памяти, ограничившись простым пониманием и мимолетным запоминанием, придерживаясь мнения, что не стоит слишком уж ломать устоявшиеся законы, частично боясь результатов более глубокого вмешательства. Он верил, что запоминать стоит лишь то, что действительно необходимо и хочется, хотя теперь был совсем не прочь «записать» в себя на более углубленном уровне науки вроде физики, высшей математики и химии, которые изучать в полной мере ему с нормальными возможностями не хотелось.

0

7

Продолжай!
По сюжету пока ничего сказать не могу, но читается легко, и к языку претензий нет.

0

8

А... Это... Прочитать времени нету... Прочитаю обяз... Только не на этой недели скорее всего... Пиши... Я знаю - ты можешь.)))

0

9

Все события и персонажи вымышлены, и любое сходство с реальными событиями случайно...

Творец.

Он сидел, у окна и смотрел на расплавленное золото заката. Время тонким ручейком текло сквозь пальцы. Возможно, это конец. С последними лучами солнца исчезнет последняя возможность воплотить мечту. И все же он медлил, стараясь хоть на мгновение отсрочить выбор.-- Время… -- наконец, прошептал он.
-- Ты уверен? Может, не стоит рисковать… --зашелестел в голове мягкий голос.
-- Не говори глупостей, это ведь наша мечта.. так ведь, Эмико?
   Эмико… Его принцесса, его мечта, его болезнь и проклятие.
   У судьбы странное чувство юмора. Когда-то они были вместе и в то же время на разных краях земли. У него была Комната, пространство, которое подчинялось любым его прихотям, у нее -- улыбка, перед которой преклонялась реальность. Он мог исцелить ее, но она никому не доверяла. Когда он хотел ее увидеть, она исчезала; когда встречи искала она, он был недоступен…
   Если бы он только мог быть рядом с ней, он бросил бы Комнату не задумываясь. Но, несмотря на все свое могущество, он был бессилен изменить судьбу.
   И однажды, Эмико пропала. Конечно, такое происходило раньше. И он продолжал писать ей письма, в которых делился своими мыслями, чувствами, переживаниями…
   Но в один день пришел ответ. Короткое письмо с извинениями и просьбой больше не писать на этот адрес, потому что никто уже не прочтет эти письма.
   Тогда он бросился в Комнату. Он кричал, угрожал, молил ее создать Эмико. Но из его жалких попыток рождались лишь химеры. И он проклял Комнату, поклявшись никогда больше не возвращаться. Но прежде, чем он закрыл дверь, его остановил шепот песка под ногами. Комната смеялась над ним. Комната говорила, что он вернется. Что ему дадут последний шанс, и он потеряет все. Со страшным грохотом дверь захлопнулась за его спиной.
   Но время шло, ему приходилось вновь учиться жить, смеяться, писать рассказы. Со временем, он все чаще думал о том, что бы она сказала, если бы была рядом. Он рассказывал ей о своей жизни, она слушала. Он шутил и слышал ее смех. Он спрашивал, и ветер отвечал ее шепотом.
   Конечно, он понимал, что это не нормально. Знал, что такое состояние называют шизофренией. Но если бы рядом была она, то назвала бы это чудом.
   Медленно и осторожно он воссоздавал ее в своем сознании. Вспоминал ее речь, любимые вещи, слушал музыку, которая ей нравилась, собирал крупицы информации, оставшиеся в сети. С каждой новой деталью он лучше понимал ее. И с каждым шагом образ в его сознании становился совершенней. Словно фрагменты мозаики один за другим занимали предназначенные им места.
   С каждым новым днем он все чаще говорил с ней. Вначале, он чувствовал себя неуверенно, словно вор, пробравшийся в храм. Но постепенно все больше уверялся, что это единственный путь.
   И снова мысли о Комнате, подобно назойливым насекомым, возвращались к нему. Образ в его сознании становился все ярче, и, если постараться, Комната воплотит его. Но если что-то пойдет не так, Комната без жалости сотрет его в пыль, как стирала результаты его неудачных экспериментов. А может быть дверь позади просто исчезнет, навеки оставив его в темноте.
   Но однажды под дверью в комнату он обнаружил небольшой конверт. В сообщении бесстрастным машинописным текстом сообщалось, что ему дается ровно три дня. Медлить было нельзя. Он принялся лихорадочно листать книги по анатомии, но вспомнил, что в комнате их знания бесполезны. Он собирал образы знакомых девушек, но все они были непохожи на его Эмико. Бросив эту затею, он попытался нарисовать ее, но его вновь постигла неудача...
   И вот, от огромного диска солнца осталась лишь узкая полоска.
-- Время.. - вновь прошептал он и повернул ручку двери.

   Как всегда, комната встретила его прохладой и полумраком. Казалось, что с момента его ухода не прошло и минуты.  Как всегда посреди стояла крестообразная конструкция - верстак творца. Местами на ней виднелись темные пятна -- не все его создания желали покидать этот мир по своей воле.
   Он прикрыл глаза, сквозь сознание проносились бесчисленные варианты созидания, но он не мог начать. Перед ним был чистый лист, и он не мог подобрать первую строчку. Отчаянье смертельным ядом переполняло душу. Пустота Комнаты обступала со всех сторон. Дьявольская ловушка захлопнулась и он чувствовал ее ликование. Даже наделенный абсолютной силой, ты не в силах изменить судьбу…

   Или способен?
   Ведь судьба -- лишь результат нашего выбора. И среди миллионов путей, ведущих в небытие, мы можем найти тот, который сделает наши мечты реальностью.
   В сознании возникло решение, настолько простое и безумное, что он едва не рассмеялся. Зачем создавать все с нуля, когда можно использовать все знания человечества, что были в нем еще до рождения.
   Он поднял голову и усмехнулся в лицо Комнаты. Верстак творца рассыпался в прах -- ему больше не нужны были костыли. В ладони появилось маленькое лезвие, и он провел глубокую черту вдоль запястья. Капли расплавленного рубина сорвались с пальцев и повисли в зыбком пространстве. Мысленным взором он проник внутрь, сквозь клеточную мембрану, в ядро, где нити ДНК переплетались словно тела любовников в бесконечном экстазе. Здесь была заключена вся история и многообразие человеческого рода. Среди бесчисленных вариаций генома он наконец нашел ее. И воссоздал ее из своей плоти и крови. И вдохнул в тело ее душу, что растил все эти годы.
   Но темнота исполинскими тисками сдавила его. Последним усилием он передал искру своей жизни и растворился в агонизирующих стенах Комнаты…
 
   Он медленно открыл глаза. Сквозь пелену тумана проступали очертания спальни. За окном сгущались сумерки, откуда-то издалека доносился вой автосигнализации. Неужели это был сон? Он попытался встать с кровати, но в глазах потемнело, тело охватила незнакомая слабость. Чья-то рука осторожно коснулась лба. Он повернул голову - рядом с ним, кутаясь в простыню, сидела незнакомая девушка.
-- Эмико… -- прошептал он и улыбнулся. -- Okaeri.
-- Tadaima. -- Сквозь слезы улыбнулась Эмико.
Где-то вдали одно за другим рассыпались в песок бесчисленные пространства Комнаты.

Отредактировано Emiko Nerhel (2010-03-22 11:55:34)

+1

10

"когда встречи искала она" хорошо бы перефразировать, поетичное выражение там не кместу, не вписывается.
  "Он рассказывал ей о своей жизни, она слушала. Он шутил и слышал ее смех. Он спрашивал, и ветер отвечал ее шепотом.
   Конечно, он понимал, что это не нормально. Знал, что такое состояние называют шизофренией"- не думаю что это называется шезофренией.
  А в остальном "Творец" нормальный, хотелось бы конечно побольше нюансов, чтоб читать было интересней.

0

11

Спасибо за комментарий)

anwar написал(а):

"когда встречи искала она" хорошо бы перефразировать, поетичное выражение там не кместу, не вписывается.

Да, теперь мне тоже кажется, что фраза слегка кривовата. Дело не поэтическом выражении, просто хотела сделать смысловой акцент на слове "она". Надо подумать =_=

anwar написал(а):

"Он рассказывал ей о своей жизни, она слушала. Он шутил и слышал ее смех. Он спрашивал, и ветер отвечал ее шепотом.
   Конечно, он понимал, что это не нормально. Знал, что такое состояние называют шизофренией"- не думаю что это называется шезофренией.

Ну, нормальным состоянием это не назовешь, скорее ближе к какому-нибудь психическому расстройству, особенно если учесть дальнейшие осложнения. Но для краткости, назвала шизофренией. Господа профессора, можете кидать в меня помидоры.
Кстати, о каких "нюансах" идет речь? А то ми не совсем понимает.

Отредактировано Emiko Nerhel (2010-03-22 11:56:06)

0

12

Ну я конечно не профессор. У главного героя этого произведения, на мой взгляд, нехватает физических ощющений, он не перемещается, напремер по комнате в которой он находится, не ощющается предметов вокруг него, как будто он находится в пустом пространстве только окно и комната, да и еще бы плотских ощющений, а не только духовных.  Ну и все.
  Ну а на счет шизофрении, Нууу влюбился человек что скажешь :)

0

13

Э-хе) По моей "великой идее™" описание комнаты и все такое настолько незначительно, что им можно пренебречь. В принципе, можно было бы впихнуть куда-нибудь, но текста немного, и будет нелепо смотреться, если четверть его будет занимать описание интерьера.

anwar написал(а):

да и еще бы плотских ощющений

Ну рассказ вообще-то не про это. Но на будущее учту =^__^=

anwar написал(а):

Ну а на счет шизофрении, Нууу влюбился человек что скажешь

Имхо, обычный человек, если объект его влюбленности умирает, после долгих гореваний/запоя/что-там-еще-можно-придумать возвращается к нормальной жизни, а не создает в своем сознании эрзац любимой. Так что со стороны большинства такое состояние будет не нормальным. Как-то так, я думаю ^__^

0

14

Между прочем я тоже не "обетом", плотским от слова полть, ну напремер "он почувствовал как к горлу подкатил камок" или "на лице его появилась злая улыбка", или "из глаз полелись слёзы","задрожали руки","подкасились ноги","от радсти вскружилась голова" и т.д. и т.п.

+1

15

А вот оно что) Сумимасэн ^.^'

Отредактировано Emiko Nerhel (2010-03-22 23:40:08)

0

16

Ну ээээ, вообщето грубости по отношению ко мне небыло, скорее я должне сказать сумимасен :) за свое без тактное поведение и не поясненые фразы.
Вроде если я понял это выражение.

Отредактировано anwar (2010-03-23 21:38:23)

0